Denis Evin - The One Man Army (deviniska) wrote,
Denis Evin - The One Man Army
deviniska

Игра

До конца не понимаю, что произошло на прошлой неделе. Вроде бы даже нашлись правильные слова, создающие дистанцию: фотосессия с элементами перформативности, а с другой стороны, скрутило в ракушку и порвало на лоскуты на раз-два-три. И контузило.

Как во сне готовился к, возможно, самому главному выходу на сцену в моей жизни. Не было ни понимания целостности того, что я делаю, ни уверенности, что это произойдёт. Бесконечное количество организационных моментов, ограниченность ресурсов и времени рисковали превратить весь замысел в формальность, забрав все силы и вдохновение (да, и собственно, забрав).

Полгода назад (хорошо, что есть ЖЖ) мой сложный бла-бла-бла-а-вчера-я-подумал сложился в сумбурный текст, но по-настоящему всё закрутилось, когда я оказался один на один с Aizsargkrēms и всеми вариациями like, share, comment - я был эмоционально опустошён, но наполнился реакций окружающих, участием в программе Nezālē и случайными эфирами песни. Я тогда это назвал "обмен энергией, все дела". А сейчас это почти финальный вариант названия фотокниги, которая должна стать кульминацией всего проекта.

Вся игра была построена вокруг обмена - как и было обещано в анонсе, каждому пришедшему было выдано честно заработанное евро, хотя тут же рядом было место, куда можно положить пожертвования для художника (баланс этой забавы - плюс 2 евро с 15 зрителей). На обратной стороне "буклета" форма для обратной связи. Все зрители - участники и соавторы будущего издания. Я же был квинтэссенцией этого процесса, пропуская сквозь себя каждого, кто пришёл, будучи, по сути, единственной причиной, чтобы прийти для каждого.

В оригинальной задумке зрители становились свидетелями фотосессии, становясь её непосредственными участниками, поэтому весь процесс никогда и не назывался перформансом, но подобные заигрывания со смыслами сыграли со мной плохую шутку - оказавшись подвешенным за ногу на сцене перед зрителями, после шестичасового подготовительного марафона, я обнаружил себя лишь желающим, чтобы всё это побыстрее закончилось, у нас были бы фотографии, а всё остальное неважно. И тут произошла магия. Пришла Катя, остановилась перед сценой, всплеснула руками и сказала: "Диня, что ты с собой сделал?!".

Диня спал в своём коконе, впитавший силу и смыслы внешнего мира. Замер, ожидая когда его карту выложат на стол. Le Pendu – повешенный.В картах Таро - приношение в жертву сегодняшнее во имя достижения цели в будущем. Триумф духовного начала над материальным. Созерцание, аккреция резонирующих вибраций. И не в последнюю очередь - отличная визуальная форма, объединяющая в себе как висельника, так и вампира - героев следующих актов.

Так вот, до Кати я был Денисом, который висел вверх ногами, пока Дима не попросит меня поменять позу. А с Катей я стал тем, кто сам решит выйти из этого сна, чтобы создать произведение под названием Висельник для Зрителя. Если возможно, я перестал играть и стал играть. Я стал художником, который "проснувшись, создал картину, отдав ей единственное, что у него было – себя". Это ультимативный акт художника, который в процессе творения жертвует временем, отношениями, деньгами, конкурирующими амбициями и, наконец, жизнью. "Делаю слепок доступной мне вселенной, вынимая её из себя, заменяя её внешней формой. Заканчиваю круг без сил. В этой вселенной я умер".

Это было импровизацией и откровением для меня. Я приглашал людей на сцену, чтобы они помогли мне натянуть верёвку, чтобы я повесился. Я говорил с ними, рассказывая, что я делаю, почему. А потом выбивал табуретку у себя из под ног. Отдавал им всё, что у меня было. Был максимально искренен, позволяя себе быть куклой в их руках - меня кормили с рук, фотографировали и фотографировались, нарисовали рот на лбу, целовали, но в тот же самый момент, когда от боли я не мог больше ни секунды висеть на этих врезавшихся в тело верёвках, я пожирал эти эмоции. И приближался к заключительной сцене своего цикла.

Меня вывесили в зале. Мою картину. Моё тело. "Зритель наполнит через неё меня своим вниманием, подчёркнутым равнодушием, симпатией или неприязнью. И я наполнюсь. Вампир. Мой замысел реализуется только сейчас, начиная накопление силы для нового шага". В третьей сцене я опять висел вверх ногами с руками, скрещенными на груди. Я так же разговаривал с залом, но теперь я слушал, всматривался, хватая ртом воздух. Эта была самая неудобная поза, и мне было по-настоящему больно. Но это лишь подстёгивало моё воображение. Я уже забыл, что я в театре. Я слился со своей идей. Кровь прилила к голове, и я как в тумане звал выйти на сцену по имени людей, говорил с ними, а сам пульсировал вместе со светом прожекторов, рассказывая от имени тысяч Денисов, которые вот так же до меня и после позволяли вздёрнуть себя зрителю, "который натягивает канат общественного мнения, висельника, которому остаётся лишь осознать своё предназначение и, отдав часть себя публике, выбить у себя самого из под ног табуретку, превратившись в притягивающий внимание магнит, и, однажды наполнившись, взорваться в этом гейзенбергском угаре взаимовлияющих параметров, изменяющих то, что изменит их навсегда".

Я закончил, наполнившись комментариями, объятиями, даже театральными аплодисментами и, конечно, фейсбучными лайками, но это закончил тот Денис, который висел на сцене. Я же сейчас абсолютно выхолощен вышеописанными событиями. Меня просят повторить это мероприятие, но это будет обман. Даже не так. Там не будет меня. Картина была создана шестого мая в театре Skatuve. Остальное - подделка. Сейчас Диня спит в своём коконе.

Tags: curtainsup, myself, nancy drew, whatsup, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments